Книга: Алiна Нагорная «Мова 404»

Книга «Мова 404» — о том, как тяжело в современной Беларуси использовать белорусский язык. Она полностью на белорусском языке, но свою рецензию на книгу я пишу по-русски. Тому есть несколько причин. Во-первых, мой блог в целом рассчитан на русскоязычную аудиторию. Во-вторых, интересующиеся белорусским языком и тем более говорящие на нём о проблеме знают, а своим текстом по-русски я хоть чуть-чуть, но сделаю проблему более публичной.

Но начну немного издалека, с истории моих взаимоотношений с белорусским языком. Буду откровенен, в моей семье родным языком всегда был русский, хотя старшие поколения порой и вплетали в него либо белорусские слова или говор (так называемая «трасянка»), либо какие-то слова из идиша. Однако же белорусский язык окружал меня с детства, и я его понимал почти как родной. В 80-ые годы прошлого века я как-то посетил Киев, куда приехал на конкурс по информатике, и был поражён, насколько много украинцы используют украинский язык в повседневной жизни. В БССР, в Минске, белорусский язык так активно не использовался. И на второй день этой «командировки» я решил в Киеве говорить только по-белорусски. На меня немного косились местные, но в целом прекрасно понимали.

В повседневной жизни я всё же использую больше русский, хотя белорусский язык помню, люблю, периодически читаю на нём различные книги. Но если со мной знакомые начинают заговаривать на белорусском, я обычно стараюсь им отвечать на нём же. Но почему тогда в быту русский? Не скажу, что это из-за какого-то стеснения или ущемления прав. Скорее, так получилось. Ибо для меня просто нормально, что я знаю несколько языков, и я не пытаюсь оценивать, что какой-то лучше или хуже. Моя любовь к белорусскому у меня в душе, мне этого достаточно.

А теперь поговорим о книге. Хотя автором значится Алина Нагорная, она скорее составитель книги. Потому что книга в 209 страниц состоит из очень коротких историй людей, которые пытаются в Беларуси говорить по-белорусски, но при этом имеют всяческие проблемы. (Среди них я даже нашёл своих знакомых, которых знаю много лет).

Среди авторов историй есть разное отношение к тем, кто язык не понимает. К сожалению, большая часть из них — довольно агрессивны в этом отношении. Да, это огромная проблема, что в стране не говорят на одном из государственных языков, который вообще-то часть национального самосознания должен быть. Но виноват ли продавец в магазине, что он не понимает? Если он не хамит, не пытается вас учить жизни, а просто не понимает? Конечно, мог бы пойти и поучить. Однако всё общество и государственное управление построены так, что ему это не надо. Более того, даже искусственно создаются препоны под видом «раз у нас два языка, то можем использовать любой» или же просто весь документообором заточен только на русский язык (сравните с Канадой, где каждый госслужащий обязан свободно говорить на обоих государственных языках). А теперь сравним с 70-ми и 80-ми годами XX века. В моём детстве и национальное радио, и национальное телевидение были на хорошем белорусском языке. Дикторы были примером литературного и грамматически верного языка. И хотя дома, как я уже сказал, мы всегда говорили по-русски, я знал белорусский язык и хорошо его понимал. И отнюдь не только потому, что в школе у меня были уроки белорусского языка, а потому что я его слышал постоянно. Нынче такого нет, даже в школе сократили количество часов преподавания, а в отдельных случаях белорусскую литературу преподают по-русски (вообще нонсенс для меня!) А иногда ещё даже якобы говорящие по-белорусски делают это с ошибками. Но легче срывать злость на человеке, который не понимает тебя. Всего в нескольких текстах есть очень здравый подход и мысли, что насильно мил не будешь. И если мы хотим сохранить язык, это надо делать не через агрессию.

В своё время БНФ (Белорусский Народный Фронт), одна из самых известных оппозиционных партий, очень агрессивно пытался насадить белорусский язык везде под флагом национального самосознания и независимости. И именно тогда многие отвернулись от них и стали воспринимать скорее негативно, ибо их политика была по принципу «кто не с нами, тот против нас». Отдельно они ещё и пытались привить всем иную грамматику, «тарашкевицу», в противовес официальной, которую называли советской, это их идея добавила противников и среди говорящих и любящих родной язык. И я уверен, что такая политика насильного «единоязычия» в независимой Беларуси в те годы стала как раз таки дополнительным гвоздём в гроб белорусского языка. Люди в целом нормально к языку относятся, но не любят агрессивно настроенных фанатиков. А теперь часто можно услышать «бнфовец» как ругательство и чуть ли не синоним слову «фашист». К сожалению, и книга это очень хорошо показывает, ровно такое же отношение сейчас есть часто и к тем, кто просто использует в жизни белорусский язык.

Примерно с трети книги все мнения уже так или иначе повторяют друг друга и ничего нового не приносят. Просто те же мысли, но от других людей и другими словами.

От «автора» в книге следующее: в каждом текстике (они обычно на 1-2 странички, но порой вообще в 1-2 абзаца длиной) выделяется одно слово, к которому после этого текста автор книги приписывает какую-нибудь «очень умную» мысль. К сожалению, вот эти авторские вставки мне больше всего в книге и не понравились. К чему эти мысли — не совсем понятно, ибо к тексту они не имеют никакого отношения, какую мысль автор хотела ими донести — тоже неясно (кроме учи родной язык, а то ты не белорус). Плюс часто сами по себе воспринимались мной как довольно агрессивное становление по отношению к тем белорусам, которые не пользуются белорусским языком. Во всяком случае это очень сильно сквозит в этих не пойми зачем комментариях. И подаётся это как единственно возможная истина. Такой подход скорее отталкивает, чем побуждает встать рядом. Вот и выходит, что один негатив сталкивается с другим негативом. Без этих «вставок» книга воспринималась бы лучше, на мой взгляд.

Но ведь книга показывает очень важную проблему, что двуязычие в стране трактуется лишь в пользу одного языка. И это крайне плохо, но здесь нет попытки предложить варианты решения, кроме цитат, в которых чаще «должен быть только белорусский». Но такая категоричность вызовет лишь ещё большую ненависть к языку, мы это уже проходили с тем же БНФ. А иного решения тут особо никто и не предлагает.

Прекрасно, что о проблеме говорят, но хотелось бы увидеть рассуждения на тему «что делать», а не только констатацию факта. Поэтому впечатления от книги очень средние. Хотя я совершенно не жалею ни денег, ни потраченного времени. А вот о том, насколько язык является частью самосознания и национальной идеи, намного интереснее почитать отдельные интервью из книги «Беларуская нацыянальная iдэя» (книга тоже не самая лучшая, но она хороша как раз разнообразием мнений).

P.S. Также в книге есть проблемы с вёрсткой. Несколько раз ловил ошибки, когда предложение просто обрезалось на середине, а то и на знаке переноса. Мелочь, но неприятно.

Моя оценка: 3/5

К сожалению, в свободном доступе эта книга нигде не продаётся, она была напечатана посредством краудфаундинга. Однако можно связаться с инициативой «Умовы для мовы«, которая издала её, и узнать о возможности приобретения экземпляра.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s