Архив меток: история

Книга: Ева Мозес Кор «Близнецы Освенцима»

Йозеф Менгеле — один из фашистов, чьё имя ассоциируется со зверствами гитлеровского режима. Он не просто лично занимался сортировкой узников в Освенциме, но ещё и ставил жуткие эксперименты в своей лагерной клинике.

Одним из его «проектов» было желание понять природу близнецов. Поэтому у таких были шансы прожить чуть подольше, а не сразу отправиться на смерть, даже если для работы в лагере они были непригодны. Правда, Менгеле не считал их за людей, и потому ставил чудовищные опыты на всех, хоть на взрослых, хоть на совсем крошечных детях. Для него они были лишь подопытным материалом.

Ева Мозес Кор — одна из таких близнецов, которой было суждено умереть, чтобы Менгеле мог проверить, как это скажется на её сестре-близнеце, но Еве удалось выжить. И после войны она написала свои воспоминания о пребывании в аду.

Ева жила со своей семьёй в Трансвильвании, когда туда пришла война. Её отец хотел уехать в Палестину, где евреи начинали строить собственное государство, но мать не решилась бросить всё и уехать с детьми неизвестно куда. Поэтому вполне обеспеченной семье сначала пришлось на своей шкуре почувствовать ненависть и издевательства бывших соседей. А когда семья наконец решилась бежать, оказалось уже поздно.

Читать далее

Книга: Арт Шпигельман «Маус»

Комикс о геноциде евреев? Звучит странно, но почему бы и нет? Важно же всегда донести знания, а способ — вторичен. Кто-то книги читает, кто-то только кино смотрит, а кто-то привык потреблять информацию лишь через комиксы. И давно уже глупо считать, что комиксы — это для детей или тупых. Как показывает та же история манги (см. мою рецензию Книга: Frederik L. Schodt “Manga! Manga!: The World of Japanese Comics”), через них порой столько знаний можно передать, что иногда и в тематической энциклопедии будет поменьше.

Поэтому меня совершенно не смутил факт существования подобного комикса. Скорее, слегка насторожила полученная за него премия: есть у меня странность — не доверяю я обычно громко разрекламированным или награждённым произведениям. Мне кажется, там часто свои законы, которые не имеют отношения к качеству.

Комикс «Маус» Арта Шпигельмана — это «единственный комикс — лауреат Пулитцеровской премии», как значится на обложке. И рассказывает он историю польского еврея Владека Шпигельмана, который долгое время после оккупации Польши фашистами старался выживать, но в итоге всё равно попал с женой в концлагерь.

Читать далее

Книга: Бен Элтон «Два брата»

Я долго не писал в блог, и вновь возвращаюсь с книгой, которая неожиданно стала очень символичной для нынешних событий, когда одна страна под предлогом братской помощи развязала войну с другой страной. А третья, тоже типа братская, то помогает первой, то вроде в сторонке стоит. Россия, Украина и Беларусь.

Я с детства был приучен к тому, что мы никогда не должны допустить возвращение нацизма. Я был психологически раздавлен, когда лет в 12 увидел по телевизору фильм «Обыкновенный фашизм» (мне стало даже физически плохо от увиденного). И многие годы я продолжаю читать и размышлять, как становится возможной дегуманизация целых народов и превращение человека в монстра. Документальные книги, воспоминания, работы историков зачастую намного страшнее любой художественной литературы, потому что в художке ты всегда думаешь: «Ну это выдумка, так же не могло быть». Хотя знаешь, что могло и было. А сейчас мы видим, как, оказывается, просто «можно повторить», причём теми, кто должен на уровне генов пронести это нежелание повторять.

Но иногда бывают блестящие книги на ту же тематику, и «Два брата» Бена Элтона — одна из таких книг. Возможно, потому что основана на реальных событиях семьи самого автора.

Читать далее

Книга: Борис Акунин «После тяжёлой продолжительной болезни»

Вот и подошла к концу девятитомная «История Российского государства» Бориса Акунина, на написание которой он потратил почти 10 лет. Начав с самых истоков, он завершил своё повествование правлением Николая II и 1917 годом. Разумеется, история России после этого не закончилась, но это уже во многом стала совсем другая страна, на 70 лет превратившаяся в СССР. Конечно, можно сказать, что и на ранних этапах это была не совсем Россия в нынешнем понимании, а Киевская Русь — и вовсе колыбель нескольких народов. К сожалению, сегодня, когда я пишу эти строки, даже эту тему пытаются использовать для оправдания войны. Поэтому я рассматривал данный цикл как историю восточных славян с упором на жителей современной России.

Чем ближе автор подбирался к современной истории, тем больше я ждал его рассказа о событиях, которые мы изучали в подробностях в школе, пусть и довольно однобоко. От Бориса Акунина поэтому я ожидал более непредвзятый взгляд на те события, с присущим ему языком.

Последний этап жизни Российской Империи — это правление последнего императора, Николая II, о котором мнения очень полярные: то совершенно неприспособленный к правлению деспот, то прямо таки святой. В первую очередь он был человеком, поставленным в обстоятельства, для которых он, видимо, не очень подходил.

И в этот раз, сосредоточившись на довольно известном многим периоде истории, Борис Акунин избрал новый путь рассказа. Он разделил книгу на две части. В первой, названной «Букет болезней», он разбирает, в каком состоянии находилась империя в описываемый период. При этом автор рассматривает огромную страну как больного, у которого развилось множество уже ставших хроническими болезней. И к ним он относит многое, о чём многократно говорил в первых томах: конфликт между сакральностью самодержавной власти и набирающим самосознание обществом, имперскую болезнь постоянного роста и неумение с этим ростом справляться, национальные вопросы (евреи, поляки, финны и прочие), и так далее. А так же раскладывает, как эти все болезни, включая и личность самого императора, собрались в клубок, из которого уже почти не было иного выхода.

Читать далее

Книга: Борис Акунин «Дорога в Китеж»

Цикл «История Российского государства» Бориса Акунина недавно завершился последней книгой о царствовании Николая II. Но ещё не выпущена последняя часть из сопутствующего художественного цикла. «Дорога в Китеж» — предпоследняя книга в цикле художественных произведений, выступающих «дополнительным материалом» к основному историческому повествованию.

В этих произведениях Борис Акунин показывает жизнь одной семьи от до-варяжских времён и, как я предполагаю, до революции 1917 года. И вокруг них он накидывает события соответствующих эпох. Иногда интересно, иногда не очень. Но именно в этой книге, «Дороге в Китеж», собственно представитель заглавной династии Адриан Ларцев хоть и выглядит очень неординарной личностью, а его тяга к строительству железных дорог проходит нитью через весь роман, но он — лишь второстепенный персонаж на сей раз. А главный персонаж — это Держава. Ибо всё, что не делается героями — ради блага этой самой Державы и её населения. Вся борьба ведётся за лучшее будущее, которое разные силы трактуют по-своему.

Читать далее

Книга: Розали Гилберт «Интимное Средневековье»

Что знает среднестатистический обыватель о Средневековье? Что были рыцари, у них были дамы сердца, несколько раз ходили в крестовые походы бить неверных, добрый английский король Ричард Львиное Сердце (на самом деле тот ещё мерзавец), Рыцари Круглого Стола (не отсюда), драконы и осёл (тоже не отсюда), право первой ночи, Робин Гуд и его парни в трико, тевтонцы на льду, а также пояса верности. Видимо, что-то ещё, но я сходу не вспомнил.

Розали Гилберт в своей книги решила разобраться с некоторыми «фактами», известными нам благодаря фильмам и книгам, сосредоточившись лишь на отдельной взрослой теме — интимных вопросах. Настолько ли все были достопочтенными? Была ли вообще интимная жизнь (разумеется, какая-то была, размножаться же надо было как-то), а также как уберегались от неверности супругов, или, наоборот, пытались разжечь в них страсть.

Мне хватило буквально первых страниц, чтобы я решил почитать книгу, потому что автор сразу начала с места в карьер, разоблачая некоторые мифы, а также рассказывая, насколько тяжело было в те времена оставаться девственницами. Потому что вопрос девственности мужчин мало кого тогда интересовал, да и вообще женщины считались воплощением греха (помним же Еву и яблоко в Эдеме, да?), которых мужчины просто вынуждены терпеть рядом ради выживания рода.

Читать далее

Кипрские языки

Когда я писал об IT-отрасли на Кипре, я вскользь коснулся темы языков на острове, но теперь решил раскрыть тему подробнее, потому что не всё так просто, а тема интересная.

Думаю, сами-то киприоты про языки своего острова знают, но вот если спросить какого-нибудь иммигранта, который приехал несколько лет назад на остров и в целом чувствует себя уже «в доску своим», то он компетентно заявит вам, что на острове три государственных языка: греческий, турецкий и английский. Более продвинутые ещё и покажут какой-нибудь вид на жительство или свидетельство о рождении (как на иллюстрации к этому посту), где все термины представлены на этих трёх языках. Однако же заявление это неверно.

Но прежде, чем я скажу, почему неверно, стоит рассказать про историю вопроса, копнув в глубь веков.

Изначально на Кипре жило какое-то население, но ещё во время Троянской войны, когда греки возвращались с победой, часть из них осела на острове, и с тех пор началась ассимиляция местного населения, а Кипр по сути стал частью ахейской культуры (ибо единой страны Греция тогда не существовало, а греческие города-государства постоянно воевали друг с другом, если только не объединялись против троянцев, например).

Читать далее

Книга: Алiна Нагорная «Мова 404»

Книга «Мова 404» — о том, как тяжело в современной Беларуси использовать белорусский язык. Она полностью на белорусском языке, но свою рецензию на книгу я пишу по-русски. Тому есть несколько причин. Во-первых, мой блог в целом рассчитан на русскоязычную аудиторию. Во-вторых, интересующиеся белорусским языком и тем более говорящие на нём о проблеме знают, а своим текстом по-русски я хоть чуть-чуть, но сделаю проблему более публичной.

Но начну немного издалека, с истории моих взаимоотношений с белорусским языком. Буду откровенен, в моей семье родным языком всегда был русский, хотя старшие поколения порой и вплетали в него либо белорусские слова или говор (так называемая «трасянка»), либо какие-то слова из идиша. Однако же белорусский язык окружал меня с детства, и я его понимал почти как родной. В 80-ые годы прошлого века я как-то посетил Киев, куда приехал на конкурс по информатике, и был поражён, насколько много украинцы используют украинский язык в повседневной жизни. В БССР, в Минске, белорусский язык так активно не использовался. И на второй день этой «командировки» я решил в Киеве говорить только по-белорусски. На меня немного косились местные, но в целом прекрасно понимали.

Читать далее

Кипр: церковь

О чём ещё можно писать в рождественский вечер, как не о церкви. Сам я никогда не был верующим человеком, однако историю люблю, в том числе и историю церкви. Поэтому сегодня кроме просто короткой заметки о церкви на Кипре, как истинный диванный историк, я начну издалека.

Как известно, христианство получило своё название от Иисуса Христа, который был иудеем и проповедовал своё знание на родных землях, а Иудея в то время входила как провинция в Великую Римскую Империю. Можно как угодно относиться к образу самого Иисуса, и кем он был на самом деле как человек (подробнее об этом, кстати, очень хорошо написано в книге «Zealot. Иисус: биография фанатика«). Однако доподлинно известно, что изначально христианство как учение предназначалось только для иудеев. Никакие иные нации и язычники не были достойны его.

Более того, когда один из апостолов начал приобщать к христианству не-иудеев, поначалу от него чуть ли не отвернулись остальные, порицая его деятельность. Однако христианство никогда не стало бы всемирной религией, если бы осталось лишь иудейским.

Читать далее

Книга: Шимун Врочек «Моё советское детство»

Недавно Шимун Врочек написал книгу о своём советском детстве, а поскольку наше с ним детство пришлось на одни и те же годы (он родился 1 ноября 1976 года, а я — через три месяца, 28 января 1977-го), то мне было очень интересно посмотреть, как это воспринималось моим «современником», но в другой части Советского Союза (он родился на Урале в Кунгуре, а вырос в Нижневартовске, я же провёл всё моё детство в Минске).

У меня даже школьная форма была такая же, как у него на фото, хотя в Минске её было не так просто найти, папа из Москвы привозил.

Книга родилась из заметок, которые Шимун вёл в своём блоге (как минимум некоторые из них можно было прочитать отдельно). А уж потом из них собралась книга. Именно поэтому это не какое-то последовательное изложение, а просто набор коротких воспоминаний обо всём, без какой-либо структуры и связи между главками. Что порой очень неплохо заходит (взять те же «Нечеховскую интеллигенцию» или «Жизнь замечательных людей и зверей» Бориса Акунина).

И хотя меня и автора разделяло огромное расстояние, многие ощущения совпадают, поэтому книга действительно дала некоторое погружение в детские годы. Так же, как и Шимун, я верил, что живу в самой лучшей стране в мире, всё вокруг было прекрасно, а впереди ждало чудесное коммунистическое будущее, где всё будет по справедливости, бедных не останется, ну и так далее.

И за это возвращение в те годы я автору благодарен.

Читать далее
« Предыдущие записи